Медитационный центр
Активные медитации
нового времени для всех

г.Одесса
ул. Жуковского 15
Зал медитаций

Как связаться?
Тел.: +38 (093) 736-18-66
Е-mail: написать

Перестань пытаться быть хорошим


6801601878_72f1b8e156_oЕдинственный грех — это неосознанность, а единственная добродетель — осознанность. То, чего нельзя сделать без неосознанности, — грех. То, что можно сделать только в осознанности, — добродетель. Невозможно убить, если ты осознан; невозможно вообще никакое насилие, если ты осознан. Невозможно насиловать, красть, мучить — все это невозможно, если есть осознанность. Лишь когда ца­рит неосознанность, в ее тем­ноте в тебя входят всевозмож­ные враги.

Будда сказал: «Если в доме горит свет, воры его избегают, и если сторож бодрствует, воры даже не попытаются в него войти. А если люди ходят и говорят внутри, и дом еще не спит, совершенно невозможно, чтобы воры даже подумали об этом».

Точно то же самое и с то­бой: ты в доме, где нет ника­кого света. Обычное состояние человека — это состояние ме­ханического функционирова­ния: homo mechanicus. Ты че­ловек только по названию — во всем остальном ты просто умелая, обученная машина, и все, что бы ты ни делал, будет не­правильно. И помни, я говорю все, что бы ты ни делал, — даже твои добрые деяния не будут добродетельными, если ты не­осознан. Как ты можешь быть добродетельным, если ты неосознан? Позади твоей добродете­ли будет стоять огромное, гигант­ское эго — это неизбежно.

Даже твоя святость, выра­ботанная и привитая с большим трудом и усилиями, тщетна. Потому что она не принесет простоты и скромности, не при­несет того великого опыта бо­жественности, который проис­ходит, только когда исчезает эго. Ты будешь жить рес­пектабельной жизнью святого, но останешься таким же бедным, как и любой другой, — гнилой внутри, ты будешь вести бессмысленное существование. Это не жизнь, это только овощное существование. Твои грехи будут греха­ми, грехами будут и твои добродетели. Твоя безнравст­венность будет безнравственной, и равно безнравствен­ной будет и твоя нравственность.

Я не учу нравственности, я не учу добродетели — потому что знаю, что без осознанности это только при­творство, лицемерие. Они делают тебя фальшивым. Они не освобождают тебя, они не могут тебя освободить. На­против, они заключают тебя в тюрьму.

Достаточно только одной вещи: осознанности — это главный ключ. Он отпирает все замки существования. Осознанность означает, что ты живешь от мгновения к мгновению, бдительный, осознающий себя и все, что во­круг тебя происходит, в отклике, от мгновения к мгнове­нию. Ты как зеркало, ты отражаешь — и отражаешь так тотально, что, какое бы действие ни родилось из этого отражения, оно будет правильным, потому что оно подхо­дит к существованию и с ним гармонично. Оно на самом деле возникает не в тебе — ты его не делаешь. Оно возникает в тотальном контексте — ситуации, тебя и всего остального, что в нее вовлечено. Из этой цельнос­ти рождается действие — это не твое действие, ты не решил сделать это таким образом. Это не твое решение, это не твоя мысль, это не твой характер. Ты этого не делаешь, ты только позволяешь этому случиться.

Это точно так, словно ты просыпаешься рано утром, солнце еще не взошло, и на пути ты видишь змею — нет времени думать. Ты можешь только отражать — нет времени решать, что делать и чего не делать, — ты тот­час же отскакиваешь! Обратите внимание на слово тот­час же — не теряя ни единого мгновения, ты тотчас же отскакиваешь с дороги. Позднее ты можешь сесть под деревом и подумать о том, что случилось, и как ты это сделал, и похлопать себя по спине за то, как хорошо это по­лучилось. Но, фактически, ты этого не сделал — это слу­чилось. Это случилось во всей полноте контекста. Ты, змея, опасность смерти, попытка жизни защитить себя… в это вовлечена еще тысяча и одна вещь. Вся целост­ность ситуации вызвала это действие. Ты был просто проводником.

И это действие подходит. Ты его не делаешь. В ре­лигиозных терминах мы можем сказать, что Бог сделал это посредством тебя. Это только религиозный способ это сказать, вот и все. Целое действовало посредством части.

Это добродетель. Ты никогда в этом не раскаешь­ся. И это по-настоящему освобождающее действие. Как только оно случилось, с ним покончено. Ты снова сво­боден действовать; тебе не придется носить это дейст­вие в голове. Оно не станет частью твоей психологиче­ской памяти; оно не оставит в тебе раны. Оно было так спонтанно, что не оставит в тебе никакого следа. Это действие никогда не станет кармой. Это действие не оставит на тебе никакой царапины. Действие, которое становится кармой, — это действие, которое на самом деле не действие, а реакция, которая приходит из про­шлого, из памяти, из мышления. Ты решаешь, выбира­ешь. Это происходит не из осознанности, а из неосо­знанности. Тогда это грех.

Все мое послание состоит в том, что тебе нужно сознание, не характер. Сознание — это существующая реальность, характер — ложная сущность. Характер нужен только тем, у кого нет сознания. Если у тебя есть глаза, тебе не нужно трости, чтобы находить дорогу, нащупывать дорогу. Если ты можешь видеть, ты не спрашиваешь других: «Где дверь?»

Характер нужен только тем людям, которые бессоз­нательны. Характер — это только смазка; она помогает тебе сглаживать свою жизнь.

Георгий Гурджиев часто говорил, что характер похож на буфер. Буферы применя­ются в соединении железнодорожных поездов; их поме­щают между вагонами. Если что-то случится, эти буфе­ры не дадут вагонам врезаться друг в друга. Или рессо­ры: в машинах есть рессоры, чтобы движение было бо­лее гладким. Рессоры поглощают шок, это шокопоглощатели. Именно это и есть характер — шокопоглощатель.

Людям говорят быть скромными. Если ты научишься быть скромным, это будет шокопоглощателем — научив­шись быть скромным, ты научишься защищать себя от эго других людей. Они не смогут тебя так сильно ранить; ты скромный человек. Если ты эгоистичен, ты обяза­тельно снова и снова будешь ранен — эго очень чувстви­тельно, и ты прикрываешь свое эго одеялом скромности. Это помогает, это дает тебе своего рода гладкость. Но это не трансформирует тебя.

Моя работа заключается в трансформации. Это алхимиче­ская школа; я хочу, чтобы вы были трансформированы из бессознательности в сознание, из темноты в свет. Я не могу дать тебе характер; я могу дать только прозрение, осознан­ность. Мне хотелось бы, что­бы ты жил от мгновения к мгновению, не согласно образ­цу, данному мной или общест­вом, церковью, государством. Мне хотелось бы, чтобы ты жил согласно собственному маленькому свету осознанности, согласно собственному сознанию.

Будь откликающимся в каждое мгновение. Характер означает, что у тебя есть определенный, заготовленный заранее ответ на все вопросы жизни, и каждый раз, когда возникает ситуация, ты откликаешься согласно установ­ленному образцу. Поскольку ты откликаешься согласно заранее заготовленному ответу, это не истинный отклик, это только реакция. Человек характера реагирует, чело­век сознания откликается: он впитывает ситуацию, он отражает реальность, как она есть, и из этого отражения действует. Человек характера реагирует, человек созна­ния действует. Человек характера механичен; он функ­ционирует, как робот. У него в уме работает компьютер, полный информации; спроси его о чем угодно, и из ком­пьютера выкатится заранее заготовленный ответ.

Человек сознания просто действует в мгновении, не из прошлого и не из памяти. Его отклик красив, естест­вен, его отклик верен ситуации. Человек характера ни­когда не дотягивает до ситуации, потому что жизнь по­стоянно меняется; она никогда не остается прежней. А твои ответы всегда остаются прежними, они никогда не растут — они не могут расти, они мертвы.

В детстве тебе говорили определенные вещи; они в тебе остались. Ты вырос, жизнь изменилась, но этот от­вет, данный тебе родителями, или учителями, или священ­никами, по-прежнему есть. И если что-то случится, ты будешь действовать согласно этому ответу, который был дан тебе пятьдесят лет назад. А за пятьдесят лет столько воды утекло в Ганге; это совершенно другая жизнь.

Гераклит говорит: «Нельзя дважды войти в одну и ту же реку». А я вам говорю: «Нельзя войти в одну и ту же реку даже однажды, потому что река течет так быстро». Характер застоен; это грязный водоем. Сознание — это река.

Именно поэтому я не даю людям никакого кодекса поведения. Я даю им глаза, чтобы видеть, сознание, чтобы отражать, подобное зеркалу существо, чтобы откликаться на любую возникающую ситуацию. Я не даю им никакой подробной информации о том, что им делать и чего не делать; я не даю им десяти за­поведей. Если же начать давать им заповеди, нельзя останавливаться на десяти, потому что жизнь гораздо сложнее.

В буддистских писаниях есть тридцать три тысячи правил для буддистского монаха. Тридцать три тысячи правил! Для каждой возможной ситуации, которая только может возникнуть, у них есть заготовленный ответ. Но как ты можешь держать в па­мяти тридцать три тысячи пра­вил поведения? И если человек достаточно хитер, чтобы запом­нить тридцать три тысячи пра­вил, он и достаточно сообрази­телен, чтобы всегда найти способ их обойти; если он не хочет делать определенную вещь, он найдет способ. Если он хочет делать определенную вещь, он найдет способ.
Ошо из книги “Осознанность”